Эндрю Уильям Меллон

Знаменитые коллекционеры: Эндрю Уилльям Меллон — 2 часть

Май 5 • антиквариат, арт • 3819 Просмотров • Комментарии ()

Коллекционер-дилетант

Эндрю Уильям Меллон

Эндрю Меллон-коллекционер вызывает не меньше споров, чем Меллон-бизнесмен или Меллон-политик. Известно, что он до конца жизни остался дилетантом и с трудом мог запомнить имена художников, шедевры которых приобретал. Первую художественную работу Эндрю Меллон купил еще в 1880 годах в Европе, когда совершал путешествие вместе со своим компаньоном Генри Фриком. О том, насколько большое место коллекционирование занимало в его последующей жизни, известно мало – из-за скрытности Меллона о нем практически ничего не знали даже современники. Однако считается, что, посвящая большую часть времени политике и бизнесу, он стал заниматься целенаправленным коллекционированием антиквариата лишь в поздние годы, после краха семейной жизни и отхода от финансовых дел.
Действительно важные приобретения живописи и других произведений искусства Меллон сделал после переезда в Вашингтон. Немалую роль в формировании его художественного вкуса сыграл Генри Фрик, сам увлеченный коллекционер антиквариата, а также арт-дилеры Джозеф Дювин и посредники из американской фирмы Knoedler, предлагавшие Меллону наиболее интересные и выгодные сделки. Благодаря им в коллекции Меллона и появились первые работы старых мастеров и английская портретная живопись.
Многие исследователи отмечают, что при создании коллекции Меллоном двигала не страсть к искусству, а прагматичный, трезвый расчет. Меллон никогда не оказывал финансовой поддержки современным ему художникам и не приобретал работы, не освященные временем, также он не учреждал художественные гранты и не позволял произведениям из своей коллекции антиквариата принимать участие в общедоступных выставках. Даже в последние годы жизни, когда Меллон систематически приобретал художественные работы для создания коллекции национального масштаба, в его просветительской деятельности оставалось многое от стяжательства – он воспринимал произведения искусства как выгодную инвестицию в свою репутацию и дорогую собственность, которой до поры не желал ни с кем делиться. Однако вопреки, а может быть и благодаря этому, Меллону удалось создать поистине выдающуюся коллекцию произведений искусства, которая легла в основу одного из лучших музейных собраний США.

Операция «Эрмитаж»

Рафаэль «Мадонна Альба», 1510

Самые ценные произведения своей коллекции Меллон приобрел у Ленинградского Государственного Эрмитажа в 1928 – 1931 гг. Одно перечисление этих шедевров до сих пор заставляет сжиматься сердца искусствоведов: «Польский вельможа», «Портрет турка», «Женщина с цветком», «Жена Потифара обвиняет Иосифа» Рембрандта, «Портрет Изабеллы Брандт» Рубенса, «Благовещение», «Портрет лорда Филиппа Уортона», «Портрет фламандки», «Портрет Сюзанны Фурман с дочерью», «Портрет Вильгельма Нассау» Ван-Дейка, «Портрет папы Иннокентия X» Веласкеса, «Нахождение Моисея» Веронезе, «Венера с зеркалом» Тициана, «Распятие» Перуджино, «Святой Георгий» и «Мадонна Альба» Рафаэля, – всего 21 картину кисти старых мастеров. К слову, вопреки распространенному мнению, они продавались отнюдь не по дешевке – в частности, за «Мадонну Альбу» Меллон заплатил 1166400 долларов. Сегодня, это, конечно, вызывает только печальную улыбку, но на тот момент было рекордной суммой, выплаченной за отдельную художественную работу. В общей сложности эрмитажные картины обошлись Меллону почти в 7 миллионов долларов.

Деятельность «Антиквариата»

Причиной печально известной сделки стала нехватка средств на индустриализацию первой Пятилетки, которая была, конечно, значительно важнее, чем малополезные для пролетариата реликты буржуазного искусства, хранившиеся в музейных собраниях. В феврале 1928 года в Эрмитаж и Русский музей поступило распоряжение подготовить список художественных работ, продажа которых за границу могла бы принести не менее 2 млн рублей. На эти цели дирекции Эрмитажа было предписано выделить 250 живописных работ стоимостью 5000 рублей каждая, а также гравюры и золотые ювелирные изделия из «скифской» коллекции.
Первым покупателем произведений искусства из Эрмитажа стал основатель Иракской нефтяной компании Галуст Гюльбенкян. Однако на правах единственного клиента он предлагал Наркомпросу крайне низкие цены, хотя и подкреплял их выгодными нефтяными преференциями. Специально созданное подразделение Наркомпроса «Антиквариат» приступило к поиску других покупателей на Западе. Вскоре «Антиквариат» вышел на цепочку посредников (немецкая компания Matthiesen – лондонская Colnaghi – американская Knoedler), в конце которой оказался тогда еще Государственный казначей Америки Эндрю Меллон.

Галуст Саркис Гюльбенкян

Для продавцов личность их конечного клиента в течение долгого времени оставалась тайной. Можно не сомневаться, что советское руководство попыталось бы, помимо денег, выторговать у министра финансов США и экономические выгоды (хотя с учетом жесткого характера Меллона эта попытка вряд ли бы увенчалась успехом). Однако деятелям «Антиквариата» имя их покупателя стало известно лишь в начале 30-х годов, когда сделки закончились, а Меллон оставил свою должность.
Самому ему за «Эрмитажную сделку» пришлось в 1934 году предстать перед судом по обвинению в неуплате налогов. Истинная подоплека этого дела была политической – новый президент Рузвельт ненавидел бывшего Государственного казначея, связывая (возможно, небезосновательно) с его фигурой все ошибки 20-х годов, которые привели к самой затяжному и сильному экономическому спаду в истории страны. Впрочем, доказать неуплату налогов обвинителям не удалось, и Меллон отделался сравнительно небольшим для своего состояния штрафом, причем окончательный вердикт суда был вынесен уже после его смерти.
Конечно, эрмитажными работами коллекция антиквариата Меллона далеко не исчерпывалась. В 1936 году он через тех же арт-дилеров сделал еще одно крупное приобретение, пополнив свое собрание сразу 42 живописными и скульптурными произведениями. Коллекция Меллона считалась одной из лучших в мире – она включала более 350 работ, из которых после смерти Меллона в распоряжение государства перешло 126 картин и 26 скульптур общей стоимостью 21 миллион долларов.
Помимо самой коллекции, финансист выделил 10 миллионов долларов на фонд Национальной галереи искусств в Вашингтоне и потратил 15 миллионов долларов на строительство ее здания. Проектирование постройки шло с 1934 года, причем Меллон лично участвовал в утверждении проекта, вплоть до самостоятельного выбора цвета камня, который пойдет на облицовку здания. Однако до окончания строительства своего детища Эндрю Меллон не дожил – он скончался 26 августа 1937 года. Спустя четыре года после этого, в 1941 году, Национальная галерея была открыта для широкой публики.
В последний год своей жизни Меллон провел через Сенат закон о том, чтобы дальнейшие работы, приобретаемые Национальной галереей, соответствовали «тому же высокому уровню и стандарту», что и созданное им ядро коллекции. Также Меллон настаивал на том, чтобы ни галерея, ни собрание живописи не получили впоследствии его имени. Несмотря на это, многие современники восприняли создание музея как попытку Меллона реабилитироваться перед нацией за свои финансовые ошибки, а в его коллекции видели «благопристойный» способ уйти от обвинений в неуплате налогов.
Но, конечно, в душе этого жесткого, противоречивого человека его великолепное собрание живописи занимало значительно большее место. Именно картины Меллон называл своими друзьями и компаньонами – других в одинокой старости у него не было. Созерцание живописи доставляло ему искреннее удовольствие, а создание коллекции превратилось в смысл жизни. Сам он объяснял свою тягу к работам старых мастеров так: «Каждый человек хочет связать свою жизнь с чем-то, что он считает вечным». Эндрю Уильяму Меллону это, безусловно, удалось.

Related Posts

« »