Цена Афины в третьем тысячелетии

Янв 20 • антиквариат, аукционы • 2984 Просмотров • Комментарии ()

Наследие Рембрандта: конфликт на рынке антиквариата

Рембрандт.Афина Паллада

Рембрандт.Афина Паллада

Все относительно в этом мире. К примеру, стоимость картин Рембрандта в наши дни соотносима с ценой автомобиля Бугатти Рояль 1931-го года выпуска.

Объединяют их не только баснословные суммы, но и заветные мечты антикваров всех времен и народов приобрести и сберечь предмет искусства как можно дольше, чтобы потом перепродать его за сотни миллионов. Скандалы, сопровождающие полотна великого Рембрандта, сопоставимы с «фирменными» горячими новостями от Мадонны или Майкла Джексона, о чем подробно изложено в книге Светланы Альперс Rembrandt’s Enterprise. Провокация за провокацией во взаимоотношениях рынка изобразительного искусства Европы и мастерской Рембрандта, парадокс за парадоксом, всплывающие вокруг его картин, и, как результат, готовый международный скандал вокруг творчества одного из крупнейших мастеров старой школы.

Музеи и аукционы

The Metropolitan Museum of Art, музей антиквариата

The Metropolitan Museum of Art

Представим, теоретически, что на одном из всемирных аукционов антиквариата появилось полотно Рембрандта с идеальной историей, кристально чистым происхождением и отлично прослеживаемыми перемещениями из одной коллекции в другую, широко известное и хорошо узнаваемое, вроде полотна «Афина Паллада». За сколько бы решились его приобрести определенные круги коллекционеров?

Цена, за которую эта картина была приобретена Галустом Гюльбекяном для его музея в Лиссабоне (сохраненная, после его кончины, Фондом «Галуст Гюльбекян») показалась бы по-детски смешной, по сравнению с теми, что заиграли бы на таких фантастических торгах.

Почти наверняка там же «играли бы мускулами» такие аукционеры, как правительство Голландии, крупнейшие японские компании вроде страховой корпорации «Yasuda marine and fire inshurens» («Ясуда мэрин энд файр иншуренс»), музеи с мировыми именами, такие как «The Metropolitan Museum of Art» («Метрополитен-музей» – http://www.metmuseum.org/) или «Musée du Louvre» («Луврский музей» – http://www.louvre.fr/). С уверенностью можно сказать, что они боролись бы за картину «до последнего издыхания» – то есть до последнего свободного цента, ведь такие полотна в наше время уже не имеют стоимости. Оцениваются они лишь предельной платежеспособностью крупнейших коллекционеров мира. И если бы кто-то из них, Национальный фонд Британии, к примеру, остановились на 50 миллионах, то верхняя грань могла бы не задержаться и на отметке в 140 миллионов.

История Афины

Musée du Louvre

Musée du Louvre

«Афина Паллада», весьма атмосферное полотно. С первого взгляда, оно буквально пропитано духом Рембрандта, его особым стилем, его манерой письма. Все это выражается в переливах золотистого мерцания шлема и доспехов божества, крупных мазках, с помощью которых художник добивался уникальной фактурности, общей загадочности человека, изображенного на полотне. Доподлинно неизвестно, кто стоит за таинственным ликом Афины – защитник рыцарь или боец-одиночка. Суровая ли это воительница или юноша-воин.

Гениальность полотна не требует подтверждения, настолько отточен каждый мазок, настолько точно его место, так гармонично вписываются в общее изображение пурпурные краски одеяний и пышность убранства, характерные черты, присущие воину того времени, которое она представляет.

При этом, «Афина Паллада» притягивает и завораживает своей естественностью и непосредственностью, обращенной к каждому, кто к ней придет. Все это описал один из известных представителей авангардизма Филипп Гастон. По его словам, в Рембрандте пропадает искусство, потому что художник сам становится искусством.

Каждая его картина – это реальность, фетиш. Гастон восклицал: «Рембрандт – единственный художник во всем мире!». Отдаваясь эхом, ему вторил и Пикассо, неустанно повторяя о желании каждого быть не художником как таковым, но Рембрандтом. Галуст Гульбекян приобрел столь ценное полотно в 30 годах XX века у Эрмитажа всего за £140 тыс., прихватив заодно скульптуру Гудона, произведения Терборха, Ватто и Ланкре. До этого, в коллекцию ведущего музея России «Афина Паллада» попала благодаря Екатерине II, которая предложила известному коллекционеру антиквариата Бодуэну за нее и все оставшиеся 119 предметов его собрания 1400 ливров. Это был 1783 год. Сколько доподлинно было отдано за картину, сейчас практически невозможно сказать. Но еще более загадочна та самая сумма, которую Бодуэн предложил Антонио Руффо – самому первому покупателю полотна «Афина Паллада».

Инвестиции в антиквариат

Зажиточный коллекционер из Сицилии, Руффо, уплатил Рембрандту за другую картину «Александр Македонский» порядка пятисот гульденов в 1661 году. В то время, хорошее полотно указанного художника стоило порядка 140 гульденов. Если в наше время за полотно готовы отдать 140 миллионов долларов, то в переводе на деньги XVI столетия, даже с учетом всех колебаний валют, все равно получается целое состояние величиной в 140 тысяч ливров. Таким образом, не сложно оценить выгоду, с которой Екатерина II приобрела столь ценное полотно, и, в то же время, потери, которые понесло советское правительство в связи с его реализацией — посредством государственного аукциона антиквариата. В то же время, ситуация кардинально меняется, если предположить, что картина не принадлежит кисти Рембрандта. А кому тогда? И какова ее стоимость в таком случае?

Related Posts

« »