Охотники за Фаберже – Загадочная история крупнейшей коллекции Фаберже. Часть 3.

Дек 10 • Christie’s, антиквариат, аукционы • 2738 Просмотров • Комментарии ()

Коллекция Иванова за $2 млрд.

Александр Иванов

Александр Иванов

Размах покупок и таинственность жизни – вот специи, делающие стиль Иванова в некотором роде «пряным». Этот человек живет духом антиквариата, тем самым, что пропитаны древние запыленные книги и вообще все старинные вещи. Это становится понятным, как только попадаешь в царство русского коллекционера. Нет, это не многомиллионный особняк, а всего лишь скромный офис в здании по улице Пушечной, расположенный недалеко от московского ЦУМа. Он заставлен книгами, каталогами, брошюрами о ювелирном деле. «Официальный» кабинет Иванова, бережно хранит его преданность шедеврам Фаберже.

Небольшую вывеску на сооружении – «Русский национальный музей» – оправдывает лишь несколько стеллажей с весьма заурядной коллекцией антикварных вещей, да книги, написанные самим хозяином. Эта торговая марка – тонкий ход по отвлечению посторонних глаз от таинства ювелирного дела.

Впрочем, намётанный глаз арабских шейхов позволяет им предлагать за собрание Иванова $2 млрд. Сам владелец музея оценивает свою коллекцию намного дороже и не торопится расставаться с нею. Такая «ерунда», как личные самолеты и президентские номера, никогда не интересовала российского коллекционера Александра Иванова. Прежде чем обратиться к сбору антиквариата, лучший студент-предприниматель юрфака МГУ вывозил из СССР удобрения, возвращая в страну компьютеры. Уже в 1988 году его выручка достигла невиданных по тем временам размеров – $6 млн. Старинные вещи тогда практически ничего не стоили, и логичным было приобретать их для последующей перепродажи. Этот бизнес привлекал многих: за приобретенную за $3000 картину Малевича в последующем просили $150 000, а по прошествии некоторого времени – вообще $10-20млн.

Толпы на рынке антиквариата не позволили «первому советскому миллионеру», главе кооператива «Техника» Артёму Тарасову запомнить Александра Иванова, однако его собственное состояние не обошлось без аналогичных предприимчивых шагов. В то же время, кооператив «Селена», лидером которого был Иванов, успел насолить другому биржевику – лидеру Российской товарно-сырьевой компании – Константину Боровому. Иначе как трактовать его слова о подотчетности деятельности Иванова органам КГБ? $6 млн. в год нисколько не удивили пенсионера отечественного капитализма. С его слов, такие деньги можно было заработать за месяц, если тебя поддерживал подобный властный покровитель.

На волне подобных слухов, другие антиквары стараются держаться обособленно от Иванова. Они «завидуют» тихо, не называя своих имен и утверждая, что коллекция их собрата по цеху обязана быть значительно меньше.

«Зимнее яйцо», ©Fiona Hanson / PA Photos/Photas

Недостижимость для них размеров собрания Иванова не даёт им спокойно говорить об источниках её спонсирования. В лучших традициях детективов среди них называются и тайные партнёры, и люди в погонах. Возможность честно заработать миллионы долларов отметается, почему-то, сразу.
Фаберже стал делом всей жизни Александра Иванова ещё в 1990-х годах. Параллельно, оставив перепродажу предметов живописи, он переключился на коллекционирование золота доколумбовой эпохи, старых автомобилей и картин великих живописцев, включая работы Леонардо да Винчи. На фоне всего этого, для него кажется смешным упоминание органов КГБ в его трудах. Все свои сбережения Иванов объясняет удачными торговыми ходами, не забывая, впрочем, упомянуть и о наличии некоторых влиятельных друзей. В свете сказанного, сумма, отданная им за «яйцо Ротшильда» и музей в Баден-Бадене (около $50 млн.), не может всё же не вызывать удивления.

Тайны коллекции Фаберже

Мир Фаберже хранит много тайн. Уже неоднократно вновь появившаяся из российских глубин неизвестная коллекция вызывала у антикваров возгласы удивления. Например, как и подобает истинному джентльмену, бывший глава «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев не торопился извещать широкую общественность о своем бракоразводном процессе. Публика, тем временем, обратила внимание на многомиллионную коллекцию живописи, которая фигурировала в деле. Вице-президент Ассоциации антикваров Санкт-Петербурга Михаил Суслов знает множество подобных историй. Секретная информация подобного рода зачастую попадает и в ненадежные руки, что привело к похищению, например, изделий петербургской ювелирной фирмы из дома основателя компании «Русское золото» Александра Таранцева.
Коллеги по цеху говорят о нескольких неофициальных коллекциях Фаберже: среди их владельцев значатся и бывший президент «Спартака» Андрей Червиченко и видный бизнесмен Шалва Чигиринский. Имена сотен других, в том числе множества российских чиновников, остаются за завесой тишины. Однако «Фаберже» привлекает внимание и зарубежных коллекционеров антиквариата, чему старательно послужили события давно минувших лет.

Related Posts

« »