Есть ли искусство после «Черного квадрата»? Судьба арт-рынка

Июн 22 • арт, аукционы • 2650 Просмотров • Комментарии ()

О перспективах российского рынка современного искусства

Малевич «Черный квадрат»

Есть люди, которые считают, что в прошлом все было лучше, особенно картины. Есть и другие, которых интересует собственно искусство, а не эпохи или провенанс. Люди из первой категории довольно предвзято относятся к современному искусству, из второй – являются потенциальными покупателями актуального арта. Зачастую они так и остаются потенциальными, поскольку арт-рынок в России переживает не самые лучшие времена.
По сравнению с мировым сегментом современного искусства, для которого 2011 год стал рекордным в отношении прибыли (12 % от всего аукционного оборота) уровень продаж произведений российских художников за этот же период выглядит особо угнетающе. Нежелание коллекционеров инвестировать в актуальное отечественное искусство вызвано его низким венчурным потенциалом, плавно переходящим в убыточность. Попробуем разобраться в проблемах современного российского арт-рынка и ответить на волнующий вопрос – существует ли в России искусство XXI века?

Проблемы российского арт-рынка

Одной из главных причин того, что коллекционеры не спешат обращать внимание на работы современных художников, есть непрозрачный механизм ценообразования на арт-рынке. Перед кризисом 2008 года российский арт-рынок пережил значительный подъем цен. Тогда спрос на рынке создавался несколькими десятками богатых коллекционеров, что благоприятствовало необоснованному повышению стоимости картин. Когда грянул кризис, и крупные игроки намного поубавили активность, оказалось, что уровень цен на современный арт сделал его недоступным для среднестатистического инвестора.

Очень тесно связана с предыдущей и вторая проблема российского арт-рынка – отсутствие механизма повторных продаж. За рубежом давно и успешно практикуется прием галереями на продажу ранее приобретенного коллекционером полотна. Кроме прочего, такая политика владельцев галерей позволяет определить истинную стоимость произведения искусства. Первый покупатель арт-объекта (особенно, когда речь идет о современном арте) мог и ошибиться с вложением денег, но динамика последующих продаж позволяет определить адекватную цену.

Не добавляет популярности современной российской живописи и тот факт, что ее почти нельзя встретить на торгах. Причем, если на мировых аукционах еще попадаются произведения российских художников XXI века, то на внутренних торгах их почти нет. Почему так? В среде отечественных коллекционеров утвердилось мнение, что антиквариат нужно искать на аукционах, а произведения современников – исключительно в галереях. Не последнюю роль здесь играет также «экономность» инвесторов, которые всегда предпочитают покупать напрямую у художника. Как результат, полное отсутствие аукционного опыта у художников и, опять же, невозможность определения адекватной цены на их произведения. Между тем, современным художникам есть что показать на аукционах:

Абдуллин Рамиль «Теплый ветер. Полдень», 2010 г.

Прожив первую дюжину лет XXI века, уже можно с уверенность говорить о том, что к проблемам отечественного арт-рынка добавилось отсутствие преемственности поколений современных художников. Много лет галереи делали ставку на «проверенные» имена конца 90-х годов. Следующее поколение художников, оставшись без поддержки со стороны представителей рынка, зачастую просто не выдерживало конкуренции. Много талантливых и перспективных живописцев попросту уходили из профессии, которая не могла их прокормить. На снижение уровня престижа профессии повлияло также практически полное отсутствие поддержки со стороны государства. Это касается, как невозможности организовать свою выставку в государственном культурном учреждении, так и отсутствия крупных торговых мероприятий для современного искусства. Спонсоры предпочитают делать ставку на известные имена, а не рисковать, выставляя кого-то талантливого, но «нераскрученного».

К примеру, на Западе уже давно и успешно функционируют различные государственные программы поддержки молодых художников. Для нового поколения живописцев организовывают фестивали и ярмарки, создают условия для того, чтобы перспективная молодежь смогла заявить о себе. В России же у малоизвестного художника практически нет шансов попасть на ярмарку или организовать выставку в серьезной государственной галерее.

Картина «Untitled (Pray),»современной художницы Барбары Крюгер на ежегодной выставке современного искусства Frieze Art Fair 2011, Лондон

Ну и в конце списка проблем российского арт-рынка нельзя не упомянуть разобщенности субъектов рынка и их неумение придерживаться бизнес-этики. Это самая «русская» из всех причин плачевного состояния современного искусства. В условиях конкуренции и отсутствия единой структуры (как, например, Конфедерация антикваров и арт-дилеров – МКААД – у «антикварщиков») художнику очень трудно организовать более-менее крупный проект. А стремясь это сделать, он иногда не брезгует «черными» методами ведения бизнеса, как то демпинг или завышение цены для неосведомленного покупателя. Получается замкнутый круг – принцип «каждый за себя» вынуждает художника нарушать правила честного ведения бизнеса, а с их нарушившим никто не хочет объединяться в какие-либо «структуры» даже для совместной защиты общих прав.
Из списка проблем всегда можно попытаться извлечь способы их решения. В нашем случае важен масштаб предпринимаемых действий (помним, что на кону будущее крупного сегмента рынка), а значит, нужно работать с государством. В конце концов, чем успешнее рынок, тем больше налогов поступает в казну.
В распоряжении государственных чиновников находится большая часть денег, выделяемых на культуру, и возможности решить проблему локализации выставок современного искусства. Но в большинстве случаев идти к «государству» в одиночку, даже с очень дельными предложениями не имеет смысла. Из этого следует, что без общей структуры «актуальщикам» не обойтись – необходимо объединяться в организацию, подобную МКААД. И уже от имени этой структуры вносить предложения и продвигать масштабные проекты.

Популяризация современного искусства

Кроме того нужно популяризировать современное искусство. Это можно и нужно делать тремя способами:
1) при помощи рекламы для широких масс (с обязательной политикой открытости цен на полотна). Это позволит арту наконец-то прекратить «вариться в собственном соку» и привлечь новых покупателей;
2) организовывая крупные коллективные и разностилевые выставки для зрителей;
3) организовывая совместные выставки актуального искусства с уже проверенными временем экспонатами.
Третье, кстати, поможет не только заработать имя конкретному художнику, но и позволит поднять престиж (а соответственно, и цену) современной живописи.

Самая дорогая картина современного художника. Люсиен Фрейд «Спящий инспектор по пособиям», 1995 г.

Хотя, если говорить о цене, то на российском арт-рынке чувствуется нехватка именно экспонатов невысокой стоимости. Как известно, этот ценовой сегмент привлекает большую часть новых покупателей. Поэтому самим художникам и галеристам следует больше внимания уделять формированию доступного ценового диапазона.

К тому же вопросу доступности принадлежит и открытие вторичного рынка. Галереям необходимо учиться работать с аукционами, а художникам с галереями. Исчезнут продажи напрямую – появится возможность продемонстрировать свой талант миру и повысить стоимость полотен. В то же время конкуренция при торгах на аукционе играет на повышение престижа произведений и создание «имени» художника.

В общем и целом, сделать предстоит многое. Российскому арт-рынку определенно есть куда расти и делать это необходимо. Денег и организации не хватает всегда и всем. В свое время в Великобритании решали проблему отсутствия средств, организовав художественную лотерею. Фактически, импульсом для арт-рынка тогда стали деньги, собранные из народа. Как мы можем видеть теперь, идея того стоила – английский рынок искусства одна из самых солидных статей дохода в бюджет страны. И у нас может быть так же.

по материалам сети Интернет

подготовлено Викторией Ковальчук

Related Posts

« »